МИГРАНТЫ ИЗ СТРАН СНГ КАК ЖЕРТВЫ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В ЧЕХИИ — УПУЩЕНИЕ ЧЕШСКОЙ МИГРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ

 Вестник Северо-Кавказского гуманитарного института публиковал текст моей лекции из Ростовского Юридического Института

В ряде стран СНГ организованная преступность стала фактором, который переплетается с жизнью общества. Его влияние следует ожидать практически в любом
случае, который связан с возможностью получения финансовой выгоды. Население этих стран зачастую не имеет возможности избежать встреч с некоторыми экспонентами
организованной преступности.
Некоторые предприниматели из России, Украины и других стран бывшего СССР
переносят свою деятельность за рубеж, потому что они больше не готовы применять криминальные методы в стране своего происхождения. В поиске достойной работы покидают свою родину и многие другие граждане.

В Чехии такие миграционные волны касаются, прежде всего, Украины.
Ускользнуть от влияния организованной преступности определенным группам людей не получается даже за рубежом. Такая обстановка наблюдается и в Чехии.
Деятельность русскоговорящих групп организованной преступности в сфере
легальной и нелегальной миграции является в Чехии одной из основных сфер ее  интересов. Ситуация в Чехии в этом контексте особенно актуальна, потому что иностранцы из стран бывшего СССР в Чешской Республике занимают значительное место. Согласно статистике, граждане Украины относятся к самой большой по численности группе иностранцев в Чехии, порядка 120 тысяч человек. Во многих случаях они уже хорошо интегрированы в чешском обществе [1]. Другие группы мигрантов составляют:
- словаки — 75 тысяч;
- вьетнамцы — 55 тысяч;
- русские — 30 тысяч [2].

Однако следует обратить внимание и на так называемую «визовую мафию».
Жертвами организованной преступности становятся чаще всего приезжающие в
Чехию граждане Украины, которые занимают малооплачиваемые места (например, строительная отрасль, уборочные службы, сельское хозяйство). По данным Министерства иностранных дел Украины, каждый год в поисках работы за границей принимают участие около семи миллионов украинцев, и около 1,5 млн. были за границей нелегально. До экономического кризиса трудовая миграция в Чехии носила по-настоящему массовый характер.

Слова чешских дипломатов в Киеве с 2010 года подтверждают, что
организованные группы использовали такую обстановку для получения финансовой выгоды, создавали искусственные очереди перед посольством и продавали места в очередях. Во многих случаях желающие получить чешскую визу вынуждены пользоваться услугами посредников и платить значительную сумму денег за «помощь» в заполнении анкеты и оформлении страховки [3]. При самостоятельной подаче заявления на визу во многих случаях препятствовали крепкие мужчины. Они же заставляли дезориентированных украинцев использовать  услуги посредников. Украинские власти не принимают усилий, чтобы решить эту проблему [4]. По всей вероятности, можно предположить, что некоторые украинские чиновники этих посредников и «крышуют».

Решить данную проблему и прекратить деятельность «визой мафии» должно было создание электронного регистра, так называемого «VISAPOINT», через который отправляются запросы для получения определенных типов вида на жительство. Организованные преступные группы (далее – ОПГ) в некоторых странах, включая Украину, Казахстан и некоторые страны помимо СНГ, как например, Вьетнам, адаптировались в новых условиях, которые существенно нарушают суверенитет Чешской Республики. Попасть в систему электронного регистра Visapoint бывает для обычного пользователя из этих стран достаточно сложным. Реестр становится, скорее всего, целью  хакерских атак криминальных структур, а посредники при изменившихся условиях также предлагают свои услуги. После уплаты определенной суммы заявитель вводится в систему.
На проблемы с реестром обратил внимание даже Чешский Омбудсмен
(Уполномоченный по правам человека) П. Варваровский в дополнение к техническим проблемам указал и на правовые аспекты проблемы. По данным управления омбудсмена, требовать электронную регистрацию заявления на долгосрочное и постоянное место жительства является незаконным. Некоторые типы жительства дополнительно связаны с  европейскими директивами, и когда заявитель соответствует условиям, то он должен  получить их автоматически. В этом случае, чешские власти нарушают не только чешское,  но и европейское законодательство [5]. 

Если бы электронная система хорошо работала, то обстановка в получении хотя  бы краткосрочных виз могла бы улучшится. Но по непонятным причинам заявитель должен лично присутствовать при подаче визовой анкеты. Для людей из отдаленных от  центра регионов России, Казахстана или Индии, Китая а также из других немалых стран  это составляет большую проблему. Путь за визой по цене и по длине сопоставим с путем в  Чехию. Это установление касается не только Чехии, но и других стран Шенгенского пространства. Его авторам не помешало бы заглянуть на карту мира.

Вместе с тем нельзя обойти стороной и «Чешско-украинскую миграционную мафию». Во многих случаях получения визы все только начинается. Граждане из стран СНГ, особенно трудовые мигранты из Украины, проходят в Чехии серьезнейшие испытания, и они часто вынуждены пользоваться услугами ОПГ. Часто украинские посредники навязывают свои услуги очень изощренными способами. Дезориентированные иностранные рабочие не в состоянии отказаться от таких услуг.

В области трудовой миграции в Чехии функционирует разветвленная и мощная чешско-украинская мафия. Украинские работники нанимаются на работу, но они часто работают в худших условиях, чем те, которые были согласованы. Во многих случаях они даже становятся жертвами торговли людьми. Разветвленные криминальные структуры и многочисленные группы посредников  паразитируют на сложной системе авторизации разрешения и продления регистрации и разрешения на работу.

Деятельность ОПГ не получилось элиминировать даже после реорганизации полиции для иностранцев, целью которой было перенесение части  обязанностей на Отдел беженцев и миграционной политики. В некоторых случаях обстановка до сих пор остается неприемлемой, и положение иностранцев усложняется. Возникают ситуации, когда, например, заявки на долгосрочное  пребывание в Чехии, которые должны быть рассмотрены в соответствии с законом в течение 60 дней, рассматриваются более года.

Очень проблематичным является сотрудничество между различными государственными ведомствами. Отдел беженцев и миграционной политики МВД во многих случаях не получает необходимые данные от других учреждений и наоборот. Заявители получают во многих случаях от разных
чешских ведомств противоречивую информацию. Это приводит к недоразумениям. В излишне сложном административном процессе ОПГ очень просто находит возможность выгоды как «готовый помощник». Более того, включенные в эту среду ОПГ пытаются тоже моделировать обстановку в их пользу, используя изощренные методы, в том числе распространение дезинформации между иностранцами, проживающими в Чехии.  Заявитель находится в неравном положении. Во все более сложном  законодательстве часто не ориентируются даже эксперты. В процессе получения разрешения на жительство в Чехии происходят очевидные несправедливости. Чешские  ведомства в отношении к иностранцам не соблюдает установленные сроки, но  иностранцев за такие же упущения строго наказывают. Иностранцы по понятным причинам сомневаются и не верят, что их заявление можно решить стандартным законным способом, они не доверяют ведомствам, и это все их подталкивает на сговор с нелегальными посредниками, которые уверенно предлагают быстро решить все их проблемы. Такую же обстановку мы наблюдаем и в Чехии среди
вьетнамцев.

Чешское государство не создало достойные условия ни для иностранцев-
заявителей, ни для работников в Отделе беженцев и миграционной политики МВД. Заявители часто вынуждены ждать очень долго, чтобы осуществить совсем простые административные акты. Отдельные офисы отдела сталкиваются с нехваткой профессиональных кадров и с мало оплачиваемым трудом.
Благодаря такому непрофессионализму многие иностранцы, не только из стран
бывшего СССР, часто вынуждены до и после прибытия в Чехию пользоваться услугами ОПГ. Многие из них разочарованы тем, что Чехия, страна Евросоюза, в этом плане на Европу не похожа.

Упущение чешской миграционной политики во многих случаях поражает. Текущая ситуация соответствует именно организованной преступности. Русскоговорящие преступные группы успешно паразитируют на всей системе, и их жертвами становятся в основном их же соотечественники. Сами члены ОПГ формально соответствуют всем требованиям на получение визы и различных видов проживания в стране. Система не в состоянии предотвратить экспансию организованной преступности.

Для стран ЕС, особенно тех, которые входят в Шенгенскую зону, было бы
эффективно создание единых консульств ЕС. Сеть европейских консульств была бы плотнее, а их работа была бы эффективнее. Именно чешская система оказалась неэффективной. Реформы не помогают. Некомпетентность политиков и непрофессиональность государственных ведомств в сфере миграционной политики поражает, глядя даже на коррупционную составляющую не только административного процесса, но и самого законодательства, касающегося
миграции.

Достаточно подозрительным является тот факт, что мигранты без постоянного
места жительства и иностранцы, которые в Чехии не работают (дети, пенсионеры,
беременные женщины, предприниматели), вынуждены в Чехии пользоваться лишь
коммерческим страхованием, которое необходимо оплатить сразу на весь период
разрешенного проживания, предполагающим большое количество ограничений. Лишь небольшая часть собранных от иностранцев денег идет на их лечение, а оставшиеся средства становятся чистой прибылью коммерческих медицинских страховых компаний.

Лишние деньги теряют не только иностранцы, но и чешская система здравоохранения. Коммерческие страховые кампании стремятся страховать только молодых здоровых людей, которые к врачу почти не ходят. Интересно то, что иностранец должен быть застрахован, но страховые компании не обязаны его страховать. Такой бизнес больше всего напоминает узаконенный государством «рэкет». Его жертвами становятся беременные женщины и их дети, которые в случае сложных родов становятся должниками огромной суммы денег за лечение.

Чешские власти требуют от иностранца уже перед приездом в Чехию показать
достаток финансов на весь период проживания. Например, студенту, который поступил в чешский университет, нужна виза на год, и для этого нужно иметь как минимум 81 400 крон (3100 Евро). Установленное не считается с тем, что родители иностранца получают зарплату ежемесячно, и поэтому деньги своему ребенку будут тоже отправлять постепенно. Результат такого установления очевиден: те, у кого денег нет, визу не получат. Приходится занимать определенную сумму денег на неопределенное время. И здесь можно предположить, что ОПГ за некоторый процент из суммы готова предоставить свои услуги. И игра в «дурака» продолжается…

Сами же требования чешских властей являются криминогенным фактором. И
самое главное, что система не работает. Члены ОПГ, что удивительно, имеют достаточное количество средств для страховки, их счета не пустуют, и они готовы добавить любому должностному лицу необходимую для него сумму денег.
Для некоторых иностранцев Чехия является недоступной, для других –
пространством, где можно все. В государстве, где во взяточничестве подозревают почти всех бывших премьер-министров, где некоторые депутаты находятся в международном розыске, СИЗО или отбывают тюремный срок за взяточничество, все сказанное выше вполне закономерно и ожидаемо.
 
Литература
1. Scheinost, M., a kol., Výzkum cizích státních příslušník v českých věznicích. IKSP, Praha, 2004. s. 20.
2. Режим доступа: http://www.czech.cz/
3. Чехия пожаловалась на украинско-чешскую мафию и бездействие МВД // Украина криминальная, 30.11.10.
4. Чехия наивно требует от украинских властей разогнать «визовую мафию» // Украина криминальная, 09.01.11.
5. Brífink Pavla Varvařovského, ČT 24, 11. 9. 12.

Петр Пойман «Вестник Северо-Кавказского гуманитарного института» 2014 №1 (9), УДК 343, ISSN2304-036X
URL: http://www.skgi.ru/userfiles/file/%E2%84%961%20%202014%20%D0%B3.pdf