Политические партии как источник криминального (коррупционного) поведения — пример Чехии.

    Уже в первой половине 20 ого века Роберт Михельс сформулировал  «железный закон олигархических тенденций» и доказал, что партийная демократия обязательно перерождается в партийную олигархию, а демократы становятся олигархами.1
    Коммунистическое прошлое не является  в этом деле необходимой предпосылкой. На примере Чехии мы наблюдаем, что в олигархические синдикаты включены далеко не только бывшие номенклатурные кадры, но и молодые продвинутые бизнесмены и политики. Многие политические партии сейчас выражают  и защищают только интересы партийной верхушки, своих друзей, родственников и приближенных. Политические партии являются одновременно необходимой частью  демократического общества.  Именно они представляют (должны представлять)  в законодательных органах политические, экономические и другие интересы различных социальных групп.2
    Современные преступные группировки, стремящиеся  колонизировать общественную жизнь, приобретают новые виды деятельности. Политическая система находится под их непрерывной атакой. Уже накануне 19-го века итальянская мафия поняла, что подключать к политической власти  своих экспонентов может быть в определенных аспектах очень  выгодно.3
    В настоящее время организованная преступность получает  доступ к государственным источникам не только экономической, но политической и судебной власти. Многие финансовые группы готовы поддерживать любого политика или партию. Таким образом происходит деформация политики, которая становится только инструментом для обеспечение личных интересов.  Политика перестает быть борьбой идей, но становится своего рода торговлей. Политические партии продают часть своего потенциала власти в обмен за финансовую поддержку.
    Эти   преступные  клиентелистические схемы выходят за рамки того, что можно было бы определить как коррупция. Если политики, связанные или включенные в такие схемы, избираются на выборах, возникает неприятная   для общества обстановка и серьезная угроза для политической жизни страны.
    Современная организованная преступность включена в политическую и экономическую жизнь общества. Такая характеристика в настоящее время подходит прежде всего для стран бывшего «социалистического лагеря». Организованную преступность в этих странах можно сегодня характеризовать как структуры мафиозного типа, стремящихся к  политической и экономической власти. Чехия и Словакия  не являются в этом плане  исключением.4
    Система организованных преступных групп изменилась в систему организованной преступной среды.  Составляющими организованной преступной среды не являются только преступники или ОПГ, но и лица и даже организации, которые не знают о преступной деятельности структур, в которых  они составляют только одним из компонентов. О целом портфолио и деятельности организованной преступной среды знает только небольшая группа инсайдеров.5
    Источником начерченных выше проблем являются политические партии, которые одновременно составляют неотъемлемую часть демократического общества. Ведь в мире  не существует ни одной «беспартийной демократии»6 Но одновременно партийная демократия  по  «железному закону олигархических тенденций» превращается в партийную олигархию.7,8 Если в стране одновременно с  развитием олигархии отсутствует  разделение властей,  возникает угроза создания криминально-синдикалистского  или мафиозного государства.
    В этом контексте необходимо  заметить, что только свободные демократические выборы  никогда не являются сами собой инструментом к улучшению обстановки. В Чехии мы это могли наблюдать на примере парламентских выборов в 2010 г. Чешское общество поняло, что страна оказалась беззащитной. Борьба с коррупцией являлась  существенной темой предвыборной кампании. Но после двух лет выборщики  вынуждены констатировать, что и новые партии, победившие на выборах, были или стали  частью  организованной криминальной среды. Некоторые их члены уже были осуждены за взяточничество, в том числе и депутаты парламента и министры правительства.
    Организованная преступность во всем мире меняется и модернизируется аналогичным образом. Отличие  не в методах, но только в масштабе. То, что итальянская мафия поняла уже 150 лет назад, сегодня понимают все. Масштаб, которого  достигло слияние криминала и власти в Чехии, приобретает уже такие размеры, что представляет угрозу для самих основ современного демократического государства.

  1. Michels, R., Political Parties: A Sociological Study of the Oligarchical Tendencies of Modern Democracy, Free Press, New Brunswick, [1911] 1990. []
  2. Котляров И.В.,Политические партии Беларуси: миф или реальность?, Института социологии НАН Беларуси, 21.3.12, http://socio.bas-net.by/artdetailed.php?id=28. []
  3. Nožina, M., Mezinárodní organizovaný zločin v České republice, Themis, Praha 2003, с. 156. []
  4. Пойман, П., Коррупция в политической сфере Чехии (и Словаки), Сборник материалов международной научно-практической конференции 28-29 мая 2012: Экономика и преступность, Санкт-Петербург, 2012, с. 530-534. []
  5. Koncepce boje proti organizovanému zločinu v ČR na období let 2011-2014, МВД ЧР. []
  6. Шмиттер Ф. Размышления о гражданском обществе и консолидации демократии / Ф. Шмиттер // Полис, №5. — 1996,  с.16-27. []
  7. Michels, R., Political Parties: A Sociological Study of the Oligarchical Tendencies of Modern Democracy, Free Press, New Brunswick, [1911] 1990. []
  8. Котляров И.В.,Политические партии Беларуси: миф или реальность?, Института социологии НАН Беларуси, 21.3.12, http://socio.bas-net.by/artdetailed.php?id=28. []